Мы живые — и поэтому не дождутся нашей гибели

15 ноября в 17:28
Историческое сознание нации вовсе не означает одно­мерности и обезличивания. Неслучайно в социологии среди терминов «средний француз», «средний немец», «средний американец» вы не найдёте термина «средний русский» — он не существовал и, надеюсь, никогда не возникнет.
Пожалуй, в каждой семье у нас найдутся западник и славянофил, лентяй и труженик, обжора и аскет, педант и раззява, философ и романтик. Мы едим по-разному, ложимся и встаём в разное время, ездим в отпуск не как французы, все разом, а и в марте, и в октябре. Мы не скупимся на эмоции в горе или в радости, гневаемся и веселимся так, что стены сотрясаются.
Язык наш действительно «великий и могучий», потому что какой ещё язык способен выразить такие крайно­сти: лицо, лик, личико, физиономия, но и рожа, морда, харя, мурло… А в английском — face, и всё. Мы и в политике любим и ненавидим, готовы броситься с кулаками на оппонента, как давно отвыкли остывшие, равнодушные европейцы.
Мы живые — и поэтому не дождутся нашей гибели!